Монтаж систем котлов отопления
Пятница, 21.09.2018, 20:44
Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь
«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » 2018 » Июнь » 5 » Экономика тьмы: как зарабатывает «Исламское государство»
    02:45
    Экономика тьмы: как зарабатывает «Исламское государство»
    -->

    ИГ не только продает нефть и газ вдвое дешевле рыночной цены или торгует продовольствием и людьми, но и собирает налоги. Например, на занятых территориях введен налог на разграбление археологических памятников.

    «Полезные» ископаемые

    Организация «Исламское государство» (или ИГ), деятельность которой на территории России запрещена судом, с момента своего создания в 2006 году стала усовершенствовать практики террористической деятельности по сравнению с «Аль-Каидой», чьим филиалом когда-то была в Ираке. Главным нововведением, помимо жесточайшей дисциплины и новых методов ведения пропаганды, стало создание масштабной экономической базы боевой организации.

    По разным подсчетам, ИГ контролирует активы, которые превышают $2 трлн, а текущий годовой доход составляет $2,9 млрд. С 2006 года, что совпало по времени с постепенным выводом войск США с территории Ирака, ИГ постоянно диверсифицировало свои финансовые источники.

    Например, отдельного внимания заслуживают налоговые сборы на завоеванных территориях. Налогом облагаются все продаваемые товары; все телекоммуникационные компании; введен налог на безопасность с банковских учреждений; налог на снятие наличных средств с банковских счетов; 5-процентный налог на социальное обеспечение и другие общественные цели, который собирается со всех зарплат; дорожный налог (в размере $200) в северном Ираке; таможенная пошлина ($800) на каждый грузовик, пересекающий контрольно-пропускные пункты на границах Ирака с Иорданией и Сирией. Отдельно введен налог на разграбление археологических памятников (20% — в Алеппо, 50% — в Ракке) и налог за защиту немусульманских общин.

    К источникам доходов для ИГ также относятся грабежи культурных ценностей и похищение людей. Только за их счет в пользу представителей ИГ, по различным данным, поступило от $20 до $50 тыс. за единицу, а по разным оценкам, казна ИГ увеличивается приблизительно на $10 млн ежемесячно за счет выкупов. С учетом вымогательства и налогов ИГ собирает на территориях, находящихся под его контролем в Ираке и Сирии, приблизительно $360 млн в год. Это значительная сумма, но ее недостаточно для обеспечения всех потребностей населения на завоеванных территориях и собственных боевиков.

    ИГ сильно отличает от «Аль-Каиды» еще и исключительно продуманное обращение с полезными ископаемыми, которые оказываются на захваченных территориях. Для «Аль-Каиды» «работа» с полезными ресурсами не являлась одним из приоритетных направлений деятельности. Значительная часть финансовых средств «Аль-Каиды» была приобретена за счет иных видов преступной деятельности, полученных благотворительных средств и личных состояний членов организации.

    «Исламское государство» на данный момент контролирует семь месторождений в Сирии и Ираке с объемом производства в размере 60 тыс. барр. в день, а также несколько насосных подстанций в этих странах. По данным «Ирак Ойл Репорт» за 2014 год, ИГ зарабатывает от $1 млн в сутки на контрабанде иракской нефти.

    Газовый сектор является другой частью доходов «Исламского государства». ИГ контролируются несколько месторождений природного газа в Сирии и Ираке, включая одно из крупнейших — Аккас в провинции Аль-Анбар. С учетом производственных мощностей этих предприятий, даже при определенном спаде производства, который произошел в последние два года, доходы от торговли ИГ природным газом составят $489 млн в год. При этом, так же как и в случае с нефтью, ИГ продает свои ресурсы с 50-процентной скидкой от рыночной цены.

    Существуют и другие отрасли, приносящие значительные доходы ИГ. К ним относится добыча фосфатов, производство и продажа цемента. ИГ контролирует крупное фосфоритовое месторождение Акашат, расположенное в провинции Аль-Анбар, рядом с Рутбой. Только на торговле фосфатами ИГ получает годовой доход по меньшей мере в $50 млн. Помимо этого ИГ контролирует также завод по производству серной (1,5 млн т в год) и фосфорной кислоты (400 млн т в год), расположенный в городе Аль-Каим. Даже при условии продажи продукции лишь за половину стоимости ИГ стабильно получает $300 млн в год только на этих продажах. Под контролем ИГ находятся и пять крупных цементных заводов в Сирии и Ираке, которые, по приблизительным подсчетам, приносят $583 млн в год при средней цене на рынке в $80 за 1 тонну.

    Стратегическим интересом ИГ являются урановые месторождения Иордании. Эта страна занимает 11-е место в мире по залежам урана, объемы которых достигают, по разным оценкам, от 70 до 130 тыс. т, а по некоторым данным, это государство ставят вторым после Австралии.

    Принципиальной особенностью этих месторождений является то, что залегают они на небольших глубинах — в полутора метрах от поверхности, что делает их особенно пригодными для добычи. По данным Всемирной ядерной ассоциации, в ближайшие годы потребуется 33-процентное увеличение поставок урана, для того чтобы увеличить мощности ядерных реакторов ряда атомных станций на 27%. Таким образом, приобретение нового перспективного рынка может оказаться чрезвычайно привлекательным для ИГ.

    Хлеба и зрелищ

    Занимается ИГ и продажей продовольственных товаров. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, провинции Ниневия и Салах ад-Дин, находящиеся под контролем ИГ, являются самыми плодородными в стране. На них приходится 30% от общенационального производства пшеницы, что составляет приблизительно 1 млн т, а также 40% национального производства ячменя. В этих областях в ведении ИГ также находятся государственные хранилища пшеницы общим объемом 1,1 млн т.

    В Сирии боевики ИГ захватили государственные хранилища с зерном. Однако эти запасы не расходуются — в страну транспортируется пшеница из Ирака с целью переработки и дальнейшей продажи, в том числе и иракскому правительству через посредников. По общим подсчетам, доходы ИГ от продажи пшеницы и ячменя на черном рынке могут совокупно составить $200 млн.

    Основными потоками транспортировки сырой нефти ИГ (и не только ее) являются иорданское направление (через провинцию Аль-Анбар), иранское (через Курдистан) и турецкое (через Мосул). Собственно, и основные перекупщики, готовые нажиться на 50-процентной скидке, которую предоставляет ИГ, находятся в Иордании, Иране, Турции, Сирии и Иракском Курдистане. Вопрос, почему власти этих стран закрывают глаза на подобную деятельность, остается открытым и становится частью большой политической игры США при каждом удобном случае.

    В ходе кампании поддержки сирийской оппозиции американские представители не раз обвиняли режим Асада в покупке нефти у ИГ. И хотя точные данные так и не были приведены, а военное противостояние сирийского правительства и ИГ невозможно игнорировать, Дэнни Глейзер, помощник госсекретаря по борьбе с финансированием терроризма в Казначействе США, не раз намекал на то, что именно сирийское правительство является одним из главных покупателей нефти ИГ.

    Дверь бедствий уже открыта

    Быстрое сращивание «Исламского государства» с бюрократическим аппаратом на захваченных территориях, использование всех социополитических проблем в регионе (бедности, безработицы, особенно среди молодежи, значительных проблем в области здравоохранения и т.п.) и активная экономическая политика делают организацию чрезвычайно лабильной и опасной на всех геополитических уровнях.

    После заключения ядерного соглашения с Ираном странами «шестерки» едва ли не по всему ближневосточному региону прокатилась волна «истерии» по этому поводу. Уже через два года у Ирана будут открыты все пути к нефтяным и финансовым рынкам, что вернет его в число доминантных игроков в регионе.

    Одним из самых активных протестантов против всего случившегося стала Саудовская Аравия, которая уже не раз заявляла о своей готовности сплотить ряды суннитов, чтобы противостоять «шиитской экспансии» (официально провозглашенной государственной религией Ирана является ислам шиитского толка).

    К числу тех, кто категорически не приемлет усиления шиитов в целом и Ирана в частности, относится и «Исламское государство». Вряд ли кто-то в краткосрочной перспективе решится обозначить свою поддержку ИГ на государственном уровне. Однако стоит ожидать увеличения «благотворительной помощи», которая пойдет на усиление позиций ИГ и отследить которую весьма затруднительно. Система передачи денег под названием «хавала» имеет широкое распространение в большинстве стран Востока и построена на принципах строгой конспирации и оперативности.

    ИГ уже продемонстрировала свои умения в стратегическом и тактическом планировании. Успешность их реализации базируется не только на определенных «талантах» руководителей направлений и подразделений, но и на том, что все работает на поддержание «жизнеспособности» организации в долгосрочной перспективе. Эта перспектива зависит от общего положения в регионе, который далек от мира и спокойствия.

    Создание атмосферы ужаса, подкрепленной чрезвычайно жестокими в своем исполнении и зрелищности актами, навсегда останется «фирменным признаком» ИГ.

    Как говорится в одной арабской пословице: «Дверь бедствий широка». И нужно не забывать, что эта дверь уже открыта.

    Надежда Глебова, арабист.

    rbc.ru

    Просмотров: 17 | Добавил: consticri1973 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Copyright MyCorp © 2018
    Создать бесплатный сайт с uCoz